Кто, какие игроки чаще всего находятся в эпицентре самых ожесточенных внутрикорпоративных конфликтов? Наиболее сильные? Самые агрессивные? Самые рационально мыслящие?

 

Самые «сильные» участники внутриполитического ландшафта, как правило, не являются участниками долгосрочных конфликтов – именно потому, что они намного «сильнее».  В общем и целом, их задача – отстаивать свои «владения» от новых агрессивных претендентов, что сводится к коротким силовым актам, ставящим на место «претендентов» (во всяком случае, пока сохраняется доминантность в «силе»).

Менеджеры, мыслящие рационально будут, по возможности, избегать открытых конфликтов, т.к. конфликты такого рода затратны, победы – очевидны, что, в ряде случаев, очень опасно, т.к. демонстрирует организации истинные цели победителя и ту цену, которую победитель был готов заплатить за свою победу. Явные и тайные оппоненты победителя будут использовать эту информацию для давления, организации влияния на победителя в дальнейшем. Рационально мыслящие менеджеры будут, конечно, по возможности, одерживать такие «победы», смысл, значение и сам факт которых будет не совсем ясен для окружающих в момент самой «победы». А когда что-то начнет проясняться, уже поздно принимать меры противодействия. Это, своего рода, высший пилотаж, когда победитель мыслит на 2-3 хода дальше, нежели остальные участники. Например, менеджер А может предложить и добровольно взять на себя некоторый дополнительный функционал, являющийся, при поверхностном рассмотрении, просто «бесплатно» выполняемой новой функцией, в общем то очень нужной организации. Желающих брать на себя этот дополнительный (к основным задачам и функциям) функционал нет и все с радостью согласятся возложить на менеджера А эти дополнительные функции. И все было бы прекрасно, но оказывается, выполняя новый функционал, менеджер А подписал у руководства ряд приказов, позволяющих, например, проверять и оценивать работу ряда других департаментов по определенным показателям, запрашивать у этих департаментов отчеты, готовить и представлять руководству организации аналитические записки (в соответствии с дополнительным функционалом) и предложения по «оптимизации» деятельности других департаментов по определенным направлениям. Картина распределения реальной власти в организации существенно изменилась – появился новый центр влияния – менеджер А. Кстати, в некоторых патовых ситуациях в конфликтах именно такая конструкция может служить выходом и путем к достижению победы над оппонентами.

Поскольку фактически отсутствуют отечественные исследования с серьезной статистикой по внутрикорпоративным конфликтам, единственным источником информации относительно характеристик участников внутрикорпоративных остаются практические наблюдения и обмен данными относительно их результатов. Наблюдения автора и некоторых его коллег показывают, что участниками открытых внутрикорпоративных конфликтов оказываются чаще всего примерно равные по уровню реальной власти и влиянию в организации группы (коалиции), которые могут быть разделены условно на две группы:

·         «умеренные» - это участники длительных, затяжных конфликтов, которые исчерпали средства «быстрого реагирования» и ведут «позиционную» войну, оставаясь в рамках, принятого в организации поведения;

·         «агрессоры» - одна или несколько сторон конфликта, активно и открыто использующие весь дозволенный арсенал средств борьбы и уже выходящие (вышедшие) за рамки принятого (дозволенного) в организации поведения.

Можно ли сравнить уровень рациональности «умеренных» и «агрессоров»? Однозначного ответа на этот вопрос нет, хотя имеется тенденция в оценке «умеренных» как более рационалистически мыслящих и действующих.

 

 

Как бы вы охарактеризовали участников открытых конфликтов в вашей организации? Каково соотношение «умеренных» и «агрессоров»? Различается ли уровень рациональности их поведения?

You have no rights to post comments